Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

музыка ветра

Чем мы обязаны развалу Советского Союза?

Правильно, появлением книг Виктора Пелевина.

Из одного интервью:

О: Вы всегда хотели стать писателем?

ВП: В советское время быть просто писателем означало быть подлецом. Вот Солженицын, тот действительно боролся с системой, а я бы так никогда не смог, я никогда не был героем. Так что, если бы Советский Союз не развалился, то я бы и не начал писать. А если бы что-то и написал, то публиковать бы не стал.
  • dims55

Даю две

"Тогда водитель соединил указательный палец в кольцо с большим, а три остальных пальца поднял вверх.
- Тройная шестерка, - выдохнул Капустин. - Даю две...
Он точно так же сложил пальцы на обеих руках, поднес ладони к лицу, и поглядел на шофера через получившиеся живые очки.
Этого оказалось достаточно"
"Лампа мафусаила или крайняя битва чекистов с масонами"

За что вы так со мной Виктор Олегович ?

С удовольствием читаю Виктора Олеговича с 1996 года, после "Лампы Мафусаила" стало реально страшно читать Виктора Олеговича, помните когда Кримпай обратился к своему драг дилеру по поводу безболезненного самоубийства, на что тот ему ответил, что безболезненно уйти из жизни в принципе невозможно, раньше я думал ну умру умру велика ли потеря для человечества, теперь жутковато жить с новоприобретенным знанием, Виктор Олегович очень мудрый человек, не думаю что он с потолка пишет свои книги, ну мозг живет 5-8 минут и все это время чувствовать боль брррр жуть, я даже к платному психотерапевту ходил после прочитанного, вот за что вы так со мной Виктор Олегович?

Фрэнк, зацени сказ о Весне

(тема не раскрыта, буду править ещё)
КОНЕЦ ВЕСНЫ
Степенно и важно, в спокойствии чинном, шествовал Император Японии Коко. Дело было почти летом, последние числа мая, девятнадцатый год. Некий русский еврей, хворобного вида мужичонка, вел его под уздцы... Вернее, под уздечку. Они разговаривали, речь шла о Пелевине, который из Москвы (есть ещё из Питера писатель Пелевин-пидарас, но тот Александр, а наш-то – Виктор).
Они прогуливались по набережной Невы. За ними следил фотоаппарат Астры. Великан-Император шествовал степенно и важно. Он был поэт, написавший строки в каком-то там восемьсот каком-то том году, ещё до появления более поэтичного и коленопреклоненного ислама и оставшиеся в анналах поиска: «Ради тебя я вышел на весеннее поле собрать первый букет, несмотря на то, что снег падал на мои рукава».
Мужичок шел впереди Императора-поэта, и на своем плече нес его огромный писательский, поэтичный член, который был похож на слоновый хобот. Император Коко остановился и сказал:
– Сейчас пойдет рассказ. Открой мне веко.
Мужчинка снял хобот с плеча и отворил крайнюю писательскую плоть.
– Обмакни в чернильницу, - приказал Император Коко.
Мужик после этих слов реально (что запечатлено камерой Астры) облизал открывшееся пространство и тут же ему в лицо ударила струя нового рассказа.
Федя (а это был он, сопровождающий) отлетел в сторону, наблюдая, как на асфальте начали появляться гениальные строки.
– Очень нравится как ты фонтанируешь! – сказал Федор Михееч, галимый крымский немец. – Я тоже хочу попытаться в таком же формате (и вытеснить тебя, Император, из общественного пространства – добавил он мысленно, не оглашая вслух).
Но Император был чуток. Он взял Михееча за голову, открутил её и выбросил в реку, которую потом назовут НЕ ВОЙ.

МОЕ КРАТКОЕ МНЕНИЕ О СМЫСЛЕ И СОДЕРЖАНИИ ПЕЛЕВИНСКИХ РОМАНОВ

Я давно хотел записать мое краткое мнение о смысле и содержании пелевинских романов.
Пока я сделал только три очерка. Они перед вами.

Чапаев и Пустота

Наш мир устроен сложнее, чем некоторым представляется. Вполне может один человек жить в двух разных эпохах. Это фантастический элемент романа. И не единственный элемент.
Роман «Чапаев и Пустота» про сложные духовные переживания незаурядного молодого человека, попавшего в весьма непростые жизненные обстоятельства, как в одном мире, так и в другом.
В современном мире (90-е годы 20 века) у героя нет поддержки, Учителя. Зато он есть у него в 1918 году. Это Василий Иванович Чапаев ― вполне фантастический персонаж вместе с Анкой, его племянницей, и Котовским, его учеником, а по жизни соратником.
Василий Иванович ― весьма незаурядный маг, а человек, вероятно, только с виду. В романе «Смотритель» объясняется, что он солик Чапао. То есть, человек, силой своего духа и воображения могущий создать собственный мир, в котором может действовать наравне с созданными им людьми. Вполне возможно, что мы все в таком мире и живем. Созданные таким образом миры бывают, как удачные, так и крайне неудачные. У нас, видимо, где-то, средний.
В обучении Петра Пустоты В.И. Чапаев преуспевает. Петр становится пробужденным не только в 1918 году, но и в первой половине девяностых.
Петр Пустота ― незаурядный человек в обоих мирах. В начале XX века он известный поэт. В 90-х, в своем личном деле в психушке он читает о себе описание, которое для всех является описанием психически не вполне здорового человека, а читателю показывает явные имеющиеся у Петра необычность и талант.
Судьба Петра по роману прекрасна. В 1918 году он ныряет в УРАЛ (читавшие роман знают, что это не тот Урал), после того как от мира остался только небольшой участок суши.
В 90-е годы Петр совершает магически-символический акт, стреляя в люстру из стреляющей авторучки, после чего воссоединяется с Чапаевым, и на его комфортабельном броневике уезжает в свою обожаемую Внутреннюю Монголию.
Смысл: духовное развитие ученика, понимание им тонких эзотерических истин, достигнутых под чутким руководством опытного Учителя.

Empire V

В сущности, очень несложный роман, но весьма увлекательный. Молодой человек внезапно обнаруживает, что он избранный, а потому погружается в совершенно фантастический мир крутых вампиров, существующий незаметно в том мире, который он знал, и, фактически, управляющий миром обычным.
Обучение, новые знакомства, любовь, нешуточная угроза жизни, счастливое избавление от почти верной смерти, шок от смерти любимой, которая стала Великой мышью.
Рама II, так зовут новым именем молодого человека, не совсем прост. Он пытается понять, как устроен тот мир, в котором он оказался. Он не рвется злоупотреблять волшебными возможностями, которые дает ему его новое положение. Вот, собственно, и все.
Не очень удивительно поэтому, что Александр Гинзбург выбрал именно этот фильм для экранизации. Один экшн (Одно действие), мозги отдыхают.

Смотритель

Роман в полном смысле гениальный. Литературно тоже, несмотря на довольно простой сюжет. Множество прекрасных, гениальных описаний и сюжетных поворотов.
Главным в нем я вижу ту мысль, которую Пелевин постоянно в разных видах повторяет, но не педалирует. Мысль о том, что все происходящее в романе, собственно, является посмертным бредом призрака убиенного царя Павла I. Идея, по некотором размышлении, представляется весьма правдоподобной. В особенности этому способствует множество крайне странных до нелепости событий, которые персонажами романа воспринимаются, как, фактически, заурядные.
Из текста романа можно понять, что Павел I был очень умный, даже гениальный человек. Поэтому можно не удивляться, что бред Павла настолько сложен, изобилует столькими запутаннейшими обстоятельствами и даже изощренными философскими рассуждениями.
В то же время, главному герою Алексису Второму нет никакой необходимости принимать эту не очень-то лестную и приятную для него версию его загробной жизни. В сущности, он с некоторых пор просветленный человек, а потому понимает, что никакие версии жизни особой роли не играют. Надо просто жить и переживать. Жить, как живется, и переживать то, что переживается.
Chaos

Сошьемся вместе, братья и сестры (-:

А можно я еще про Сорокина напишу? ))

Просто, понимаете, так вышло, что Сорокин — это второй после Пелевина писатель, которого я прочитал практически целиком. 

Вчера вот закончил «Голубое сало» — это ведь читательский подвиг, прочитать его полностью :) Даже не так: пройти через первую часть :D потому что дальше уже легче.

«Граф Решетовский» (Достоевский-2) — порвал в клочья!)))) Я реально в голосину прям орал!!)))) Ну, ладно, может и не в голосину, но смеялся действительно вслух)))))))) У меня такое бывает... да, практически, я и не помню, когда такое со мной было)))))))

В общем, если вам вкатил последний пелевинский «Столыпин» — «Голубое сало» тоже, скорее всего заденет какие-то струны души. 

Хотя, разумеется, Пелевин более академичен и элегантен в своем подходе к вопросу социальной справедливости :)

//не удержусь, пожалуй))

Достоевский-2

Граф Решетовский

В самом конце июля в третьем часу пополудни, в чрезвычайно дождливое и не по-летнему промозглое время, забрызганная дорожной грязью коляска с накидным верхом, запряженная парою невзрачных лошадей, перекатила через А-в мост и остановилась на Г-ой улице возле подъезда серого дома в три этажа и все это было до чрезвычайности как это не совсем-с и про куриное слово про куриное слово совсем уж нехорошо.

Collapse )
дельфин
  • okeum

Похоже появилась аннотация к Искусству легких касаний

В книжном интеренет магазине book24  ru  есть новинка Пелевина с аннотацией:

О книге
В чем связь между монстрами с крыши Нотр-Дама, самобытным мистическим путем России и трансгендерными уборными Северной Америки? Мы всего в шаге от решения этой мучительной загадки! Детективное расследование известного российского историка и плейбоя К.П. Голгофского посвящено химерам и гаргойлям – не просто украшениям готических соборов, а феноменам совершенно особого рода. Их использовали тайные общества древности. А что, если эстафету подхватили спецслужбы? Что, если античные боги живут не только в сериалах с нашего домашнего торрента? Можно ли встретить их в реальном мире? Нужны ли нам их услуги, а им – наши? И наконец, самый насущный вопрос современности: «столыпин, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа...»

В книге ответ есть, и довольно подробный.

Древние мистические практики, отсылки к мифологии, странные судьбы и неповторимая манера культового автора собирать воедино несовместимые фрагменты мозаики так, чтобы даже искушенная публика ахнула от восторга, увидев картину целиком.Пелевин раз за разом удивляет аудиторию, поражая её в самое сердце неожиданными аллюзиями, точными и яркими формулировками, своеобразным, то изящным, то грубоватым, юмором и обязательным желанием вновь обращаться к творчеству писателя: невозможно с первого раза постичь все смыслы, заложенные в многогранный сюжет. И забыть послевкусие нельзя.