nahujpohuj wrote in ru_pelevin

Category:

Пелевин vs Набоков

Развивая тему новой темы, предлагаю в этой короткой статье краткий сравнительный анализ творчества Набокова и Пелевина, которых, сразу это отмечу, особого смысла сравнивать нет, т.к. это писатели, которые, что называется, выступают в разных весовых категориях.

Кто читал книги Набокова, в том числе его знаменитые лекции о литературе, и книги о Набокове, знают, что Набоков — это писатель, который очень хорошо разбирался в литературных произведениях и мог анализировать их не поверхностно, как это обычно бывает, а, прямо скажем, дотошно, детально разбирая структуру того или иного произведения, а также стиль самого автора, центральной фигуры любого произведения. Достаточно, к примеру, вспомнить проведенное им исследование рассказа Франца Кафки «Превращение». Ни один писатель, литературовед или литературный критик не провел, не проводил и никогда уже не проведет такой детальный, такой скрупулезный и такой абсолютно гениальный анализ этой довольно простой в сюжетном плане истории, какой проделал Владимир Набоков. Есть ли у Пелевина нечто подобное? Даже близко нет.

У Набокова есть небольшое эссе про правду и правдоподобие, которое, как мне кажется, является ключом к пониманию его творчества. Согласно Набокову любой художественный текст — это вымысел, в котором нет смысла искать ответы на т.н. вечные вопросы. Проще говоря, любой художественный текст — это обман. Возникает вопрос: если читатель знает, что все это просто обман, то почему он позволяет писателю себя обманывать? По Набокову все дело именно в правдоподобии. Вспомним, к примеру, его знаменитую «Лолиту». Обман ли это? Конечно, обман. Но ведь обман правдоподобный, т.е. описывающий ситуацию, которая может или могла бы при определенных условиях произойти. Можем ли мы такое сказать про «Чапаева и Пустоту» или «Поколение П»? Думаю, что нет, ведь это не истории как таковые, а скорее некие постмодерн-дзэнские притчи, и вот здесь, как мне кажется, ключевое отличие Набокова от Пелевина.

Набоков — это писатель в классическом смысле слова, т.е. рассказчик более-менее правдоподобных историй. Пелевин не рассказывает истории — он сочиняет притчи, примерно как Джим Джармуш. В сущности, все притчи Пелевина — это одна нескончаемая запись о поиске ветра. Читать Пелевина в этом смысле все равно, что созерцать пустые страницы — его тексты, особенно если ты с ними уже знаком, абсолютно не трогают, т.к. они пустые. Трогают истории Набокова, к примеру, та же пресловутая «Лолита», которая написана таким языком, что уже сам этот язык неподготовленного читателя может, мягко говоря, шокировать. Может ли кого-то шокировать стиль Пелевина? Сильно сомневаюсь. Там просто не за что зацепиться — это абсолютно плоский текст, лишенный всяких вычурностей и экспериментов. 

Набоков — это писатель-экспериментатор, для которого письмо это упражнение со словом и образом. Все эксперименты Пелевина ограничиваются, как правило, только содержанием (вспомним, к примеру, «t» или «iPhuck 10»), то есть Пелевин — это вообще не про стиль, а скорее про пустоту стиля. Но это не значит, что у Пелевина нет своего стиля, ведь мы же как-то отличаем его тексты от текстов того же Сорокина, к примеру, хотя Сорокин еще тот стилист. Нет, это скорее говорит о том, что пелевинский стиль письма воспроизвести гораздо проще, чем набоковский, т.к. Набоков (вспомним хотя бы «Приглашение на казнь» или «Бледный огонь») любил со своим стилем экспериментировать.

Можно сказать, что Пелевин — это Набоков для бедных. Может это звучит несколько грубо, но, в сущности, это так и есть. Читая Набокова, особенно его лекции, которые мне, к примеру, нравятся куда больше его историй, чувствуется, что это человек, которому, что называется, мозги дали не просто так. Пелевин вроде бы тоже человек думающий, но, читая его книги, возникает стойкое ощущение, что его мысль словно всегда бежит на одном месте, смешно перебирая короткими ножками. Он думает как бы всегда только об одном: о невозможности поймать ветер и об этом же всегда только и пишет. Вот и вся «работа ума» собственно.

Сравнивать Пелевина и Набокова это все равно что сравнивать, к примеру, Булгакова и Кафку. Эти писатели просто в разных весовых категориях. Это сравнение бессмысленно. Ну а что касается пустоты, будь то пелевинская пустота или набоковская, так она одна на всех, и за ценой мы, как говорится, не постоим. Про пустоту все уже сказано в теории потенциальности, и ничего нового там уже не прибавишь. Будем надеяться, что это все же Пелевин, иначе вообще непонятно, зачем это все, для чего. В этом странном призрачном сне. В этом странном сне. Все сон. Ом.

Error

Comments allowed for members only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded