nichego_vajnogo (nichego_vajnogo) wrote in ru_pelevin,
nichego_vajnogo
nichego_vajnogo
ru_pelevin

Петербургские периоды

Уже долгое время задавался вопросом: а есть ли нынче заметные русскоязычные авторы, близкие в чем-то к Пелевину?
По духу, по тематике, по стилю письма?
И, вроде как, не находил таких.
Видимо, нет.
Каждый крупный писатель оригинален.
Но тут попросили достать книгу.
"Авиатор", за авторством Е.Водолазкина.
Добыл и почитал немного сам.

И подумалось, что чем-то на Пелевина похоже.
Не столько даже фабулой. Хотя, герой так же, как Петр приходит в себя в больнице; среди новейших томографов доктор с именем не менее броским, нежели Тимур Тимурович - Гейгер, - пытает очнувшегося о его прошлом. Прошлое утрачено. Оно всплывает периодами. Петербург. 1919. Или - раньше, беззаботное детство, ребенок из "благополучной кадетской семьи", и т.д. - не буду спойлерить).

Вполне узнаются различные детали "невыразимо трогательного мира, унесшегося в небытие". Так и читал - в уме были исключительно воспоминания Петра. Понимаю, это извращение - подменять постмодернистcкой реконструкцией "исходник". Но, во-первых, "Авиатор" - не [вполне] исходник, во-вторых, только начал его читать, вдруг там дальше Юнгерн появится? В-третьих же - просто очень качественное письмо, имхо. Приятно читать. Так же как и Пелевина. Хотя, без "Чапаева" не факт, что продолжил бы...

В чем еще сходство.
В "рисунке" интроспекции. С подобным настроением Пелевин пишет "Водонапорную башню" и не ее одну. Так представилось. А может, обе книги (Авиатор и Чапаев) просто хорошо написаны)

На правах дегустации

– Дело в том, – сказал Гейгер, – что вы действительно очень долго были без сознания, и в мире произошли изменения. Я вам буду понемногу о них рассказывать, а вы продолжите вспоминать всё, что было с вами. Наша с вами задача – чтобы эти два потока слились безболезненно.

Кофе оказался таким же, как его запах, может быть, даже чуточку лучше. Гейгер стал рассказывать о завоевании космоса. Мы с американцами, оказывается, уже давно летаем в космос. Что ж, имея в виду идеи Циолковского, этого следовало ожидать. (Чего мне не хватает в кофе, так это сахара. Спрашиваю, можно ли получить сахар. Гейгер колеблется, говорит, что не знает, как в моем организме поведет себя глюкоза.) Первым в космосе был русский, зато американцы побывали на Луне. Мало что знаю о космосе и о Луне, но, по-моему, делать там совершенно нечего.

– Люди побывали на дне самых глубоких морей, – продолжает Гейгер. Киваю.
– В ваше время можно было подумать о чем-то подобном? – спрашивает Валентина.
– Да, – отвечаю, – кое-какие идеи на этот счет имелись уже тогда. Рассказываю, что была на ярмарках такая игрушка – австралийский житель. В стеклянном баллончике с водой плавал маленький (стеклянный же) господин с выпученными глазами. Сверху на баллончик крепилась резиновая мембрана. Нажмешь на мембрану – австралийский житель, крутясь вокруг своей оси, идет ко дну. "Австралийский житель спускается на дно морское, ищет счастье людское!" – кричал продавец. Припадая на одну ногу и шаркая, продавец на удивление быстро перемещался по ярмарке, и голос его то стихал, то возникал вдруг где-то рядом. "Австралийский житель спускается…" Всех забавляло, что борцы за людское счастье выглядят столь необычно. Что они так подвижны. Русские жители, в отличие от австралийских, с такой скоростью крутиться, безусловно, не умели.




PS
Еще мысль. И Чапаев и Авиатор (в б'oльшей степени и по прочитанной его части) напоминают процедуру Страшного Суда. Нестрашного. Когда ангелы раскрывают перед человеком книгу его жизни. Вернее - просят самого раскрыть и читать неспешно и вдумчиво. Ритм подобного "самоотчета" так же, имхо, очень присущ Пелевину.



Tags: Чапаев и Пустота, книжное пиратство, тексты Пелевина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments