mjod (mjod) wrote in ru_pelevin,
mjod
mjod
ru_pelevin

Социальная реклама



СОЦИАЛЬНАЯ РЕКЛАМА

Эпоха гипса характеризуется балансированием между полюсами крайнего отчаяния и не желающей угасать надежды в победу добра, в условиях тотальной оккупации практически любых смыслов под торговые марки, рекламные концепции и хайпы. Ранний гипс - это, осознающая себя как решающую, попытка предельной самобытности, беспрестанный синтез нового живого дискурса в поле классических ценностей взамен порабощаемого механизмами потребления и пропаганды, или дискурса к такому порабощению устойчивого.


Представляемый объект относится к эпохе раннего гипса. Сразу заметим, что достоверно судить о том, является ли он осознанным высказыванием или представляет собой всего лишь яркий артефакт, крайне сложно. Работа выполнена, возможно, в жанре декоративно-информационного искусства и его композиционная сложность существенно меньше чем у известных образцов направления, однако его несомненная ценность состоит в самом факте существования в современной городской среде. Выставочная часть была создана в рекламном поле, которое, в нынешнее время, наиболее свободно от разного рода цензуры(свободнее - только уличные граффити), потенциально имеет наибольшую аудиторию из возможных, и в котором необходимость постоянной смены выразительных приёмов позволяет осуществить довольно смелые художественные замыслы, опираясь на, зачастую, неискушенность заказчика.

Объект представляет собой небольшие рекламные плакаты, обнаруженные в вагонах московского метро, и, возможно, предлагавшийся конкурс социальной рекламы. В верхней части, на общем светлом фоне плаката, размещен логотип организации "Новый взгляд", представляющий собой вписанного в синий квадрат белого бегущего факелоносца-прометея и несущего в правой руке стилизованное сердце с радужным шлейфом, окрашенным в цвета российского триколора, к надписи "Новый взгляд", расположенной справа от самой эмблемы. Под логотипом можо видеть призыв к участию в конкурсе социальной рекламы "Прокуратура против коррупции". Ниже - итернет-адрес "твойконкурс.рф", обведенный красной рамкой. В самом низу - три бюстовых изображения мужских фигур, реминисцируюших известную японскую композицию "Три Обезьяны", с подписями под каждой: "не молчи!", для фигуры, закрывающей рот; "не закрывайся!", для закрывающей глаза; "не отстраняйся!", для закрывающей уши.

Описывая смысловую составляющую объекта, достаточно было бы сказать, что этот плакат должен был бы по праву занять первое место в предлагавшемся посредством него конкурсе, однако разберём тут подробнее.

Разобьем - условно - на три смысловых слоя.
На первом - приглашение зрителя к участию в конкурсе социальной рекламы от лица организации "Новый взгляд", с грамотно собранным логотипом, от Прокуратуры РФ и от самих авторов плаката, проявивших должное мастерство.

Второй слой существует в пространстве между зрителем и работой, в вагоне метро, вклинившись в повседневность зрителя, и начинается с названия "Прокуратура против коррупции", которое в сознании зрителя отражается, как "Пчёлы против мёда", согласно стереотипу о тотальной коррумпированности власти на всех уровнях(о степени справедливости коего нам тут судить, конечно же, трудно). То есть, уже в самом ядре произведения мы натыкаемся на противоречие, распространяющееся таким образом на весь плакат и рождающее чувство тщеты попыток борьбы с огосударсвлённым злом, которое или имеет, в своей безнаказанности, наглость предлагать себя в союзники в этой борьбе, либо настолько обделено умом, что считает себя способным врачевать собственные системные изъяны посредством столь расхожих и доказавших уже свою низкую эффективность средств, как топорная социальная реклама. В этом, втором, случае плакат ведёт к почти архетипическому чувству тщеты борьбы с тотальным засилием дураков. Надежда умирает последней, однако факт того, что прокуратура выступает фигуральным заказчиком конкурса и является тут символическим арбитром, усиливает чувство тщеты благодаря общему впечатлению о крайней степени тугоумия большинства бюрократических функционеров в вопросах искусства, социальной и душевной инженерии. Третья возможность - привлечение органами пропаганды молодых и свежих людей к попытке создания в умах светлого образа Поркуратуры Российской Федерации, эдаким георгием-победоносцем вонзающим копье в ядовитого червя, поедающего Российскую Государственность. Четвертой, не исключающей предыдущих, - банальное освоение и распил денежных средств одной из государственных социальных программ. Пятой - простое хулиганство рекламщиков: если уж прокуратура пытается подхватить это знамя, выпавшее из ослабевающих рук сорвавшей уже голос политической оппозиции, то тему коррупции нужно снимать - хотя бы на время - и искать другие точки приложения сил, новый взгляд... для смалывания и утилизации в государственной машине по переработке дестабилизирующих настроений.

Тут нельзя не учитывать реальный контекст, и последняя возможность и мысль, например, о том что организаторами конкурса или авторами самого плаката могут являться люди умные и порядочные, для которых это событие является, например, способом выйти на арену и нащупать почву, может оставить в зрителе робкую, осторожную надежду. Подкрепляет эту надежду две вещи: выполненный иронически - в духе агитации эпохи социализма - призыв "Принимай участие!", и то, что изображения внизу плаката отчетливо напоминают центрального персонажа фильма "Generation Пи", активно рефлексирующего на тему рекламы и её места в жизни и снятого по одноимённой книге Виктора Пелевина, тем более что таковой персонаж представлен в трёх экземплярах, и это вполне соответствует одной из концепций оригинального источника.

Тут может появиться впечатление, что авторы плаката подмигивают зрителю, и, возможно, осознают эту неопределённость и сами. Однако и это сходство с персонажем фильма может быть и простым совпадением.

В сумме получаются два противоположных смысловых полюса - отчаянно упаднический и осторожно оптимистичный, - сосуществующих в этой работе на правах квантовой неопределённости, вертикальный экватор которой пролегает через сердце зрителя, и в этом контексте фигуры внизу призывают к активности  и неотстранении уже не в отношении одного из полюсов, как может показаться на первый взгляд, а к осознанию зрителем своего места в этой неопределённости и, раз он её видит, плакат призывает к движению по этому лезвию на интеллектуальном уровне, соответствующем, как минимум, уровню самой этой работы, коль скоро в ней проявлена практическая исчерпанность действенной силы уже известных средств, таких как модерновая, не познавшая лицемерия социальная реклама. В этом может помочь осознание факта, что раз в мире есть подобные смыслы, то потенциально существуют и их носители, хотя бы в силу одного закона вероятности, и коль скоро, зритель эти смыслы видит, то он скорее всего не одинок.


Попытка собрать корни всех предлагаемых векторов неопределённости в одну точку заставляет зрителя на время пробудиться и попытаться увидеть себя и своё место в жизни, потому что эта неопределенность существует в уме самого зрителя во время созерцания и осмысления работы, и его восприятие и мужество такую неопределённость видеть — именно они, в конечном счёте, и творят мир вокруг и требуют от него твёрдости и холодного ума. Пробуждение это, не будучи подкреплённым повторением или хотя бы отрефлексированным(последнее, нужно заметить, таит в себе определенную опасность, обусловленную некоторыми гнусными склонностями человеческой натуры), пройдёт без следа, но задержавшись в нём на время, можно правильно уразуметь третий смысловой слой самого плаката, существующий уже целиком на стороне зрителя.

Предлагаемого плакатом в явном виде западного(и, возможно, традиционного синтоистского) толкования фигуры "Три обезьяны" как порицания социальной пассивности, могло бы и хватить, но оно давно уже превратилось в инструмент социальной манипуляции и вызывает скорее тошноту, если не прониклись вы доверием к авторам плаката. А, вот, три минуты в поисковых системах Интернета могут предложить заинтересованному зрителю еще и буддийское и конфуцианское толкование. Оно переводит фигуру из "большого" социального плана, в план отношений индивида с миром, в повседневно-социальный, и заключается в правилах умственной и душевной гигиены, которые можно сформулировать как: "Не созерцай зло, не слушай голос зла, не говори о зле, не твори зла". Это толкование предлагает не непосредственную борьбу со злом, а таковую лишь опосредованную созиданием добра, в себе и вовне, и вне зависимости от позиции, которую зритель займёт в первом и втором слое, в этом - третьем - таится подспудное ему напоминание о необходимости, в первую очередь, быть порядочным и вдумчивым в своей повседневной жизни, потому что именно от этого, впрямую и непосредственно, зависит, куда качнутся качели.

В общем и целом, мы видим объект, по своей потенциальной силе сопоставимый с силой и глубиной чувства безысходности, в которое ввергает нас видимая часть современного упадка и разрухи. Здесь невозможно, конечно, выдержать сухой и отстранённый тон, потому что таковой, уже сам по себе, приближает нас к полюсу отчаяния, проявлений которого достаточно и без этой статьи. И хотя для простых добрых людей и людей сильного классического воспитания это не нуждается в столь глубоких прояснениях, мы тут еще раз напомним, что и по нашему глубокому убеждению, наиболее сильная позиция, с душой собранной в точку и потому свободная от двойственности, находится как раз на экваторе этого глобуса, и описанная тут замечательная работа, как нам кажется, в явном виде этот экватор демонстрирует и позволяет, отчасти, прикинуть возможный, доступный нам с вами, масштаб находящихся по его сторонам пространств и увидеть сами полюса.

Спасибо за внимание. Спасибо миру и всем.

-----------------
As is. Никаких готовых ответов. К свальному греху не призываю.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments